Finkurier.ru

Журнал про Деньги
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стратегия глобальная экономика вклад

20 лет Владимира Путина: трансформация экономики

В августе 2019 г. исполняется 20 лет первому назначению Владимира Путина на должность премьер-министра. За эти 20 лет он попеременно занимал должности премьер-министра и президента и, безусловно, играл ключевую роль в российской экономической политике. Каковы его достижения в этой области?

С точки зрения экономической политики эти 20 лет естественным образом разделяются на несколько периодов: «реформаторский» первый срок (1999–2003 гг.); «государственнический» второй (2004 г. – первая половина 2008 г.); глобальный экономический кризис и восстановление (вторая половина 2008 г. – 2013 г.); война на Украине, изоляция от глобальной экономики и стагнация (2014–2019 гг.).

Во время первого срока была разработана и начала реализовываться так называемая программа Грефа («Программа социально-экономического развития Российской Федерации на период 2000–2010 гг.», принятая правительством в 2000 г.). Были проведены налоговая и прогрессивная пенсионная реформы, принят Земельный кодекс, резко снизились барьеры для открытия и ведения бизнеса, началась реформа госслужбы, были активизированы переговоры по вступлению России в ВТО. Это привело к резкому ускорению экономического роста, притоку иностранных инвестиций и укреплению рубля.

Второй срок существенно отличался от первого – большинство реформ было остановлено (по оценкам самих авторов программы Грефа, она в конце концов была выполнена лишь на треть). Более того, началось огосударствление экономики. Существенные реформы продолжались только в макроэкономике и финансовой сфере. Был практически полностью выплачен госдолг, созданы стабфонд и система страхования вкладов – ключевой элемент конкурентной банковской системы, доверия вкладчиков не только к Сбербанку или другим госбанкам, но и к их частным конкурентам. Снижение инфляции и введение страхования вкладов создали новые возможности для развития финансового сектора, роста корпоративного и розничного кредитования. Макроэкономическая стабильность и присвоение инвестиционных рейтингов привели к резкому росту и иностранных инвестиций.

Реформы, безусловно, принесли ощутимые результаты. Темпы роста ВВП как за время первого срока, так и за время второго (когда реформы первого срока продолжали приносить результаты) составили в среднем около 7% в год.

За 10 лет (1999–2008 гг.) российский ВВП вырос на 94%, а в расчете на душу населения – ровно в 2 раза. Это самое выдающееся десятилетие в российской экономической истории – за исключением восстановления экономики после Гражданской войны в годы НЭПа (во время сталинской индустриализации темпы роста ВВП на душу населения составляли в среднем лишь 5% в год).

Так как рост цен на нефть и приток иностранных инвестиций привели к существенному укреплению рубля, ВВП в долларовом выражении вырос еще больше – в 8,5 раза с 210 млрд в 1999 г. до 1,8 трлн в 2008 г. Конечно, кроме реформ, свой вклад в рост российского ВВП внесли и наличие недозанятой рабочей силы и незагруженных производственных мощностей, и резкий рост мировых цен на нефть. По разным оценкам, почти восьмикратное повышение цен на нефть с 1998 по 2008 г. (когда они выросли с $13 до $97 за баррель в среднегодовом выражении!) объясняет от трети до половины российских темпов роста в первом путинском десятилетии.

Очевидно, что эта модель роста была исчерпана уже к 2008 г. В это время начался рост добычи сланцевого газа (и было понятно, что и сланцевая нефть не за горами). Предприятия уже жаловались на нехватку рабочих рук. Незагруженными остались только морально устаревшие мощности. Поэтому необходимо было не замедление, а ускорение реформ. В 2008 г. правительство разработало и приняло реформаторскую «Концепцию долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 г.» – с приоритетами интеграции России в глобальную экономику, инвестиций в человеческий капитал и инновационного развития. Выступая на заседании Госсовета в 2008 г., Путин так охарактеризовал риск отказа от реформ: «Следуя этому [инерционному] сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, не сможем обеспечить ни безопасность страны, ни ее нормальное развитие. Подвергнем угрозе само ее существование, говорю это без всякого преувеличения».

Впрочем, во время глобального кризиса никаких реформ проведено не было. Но сразу после кризиса дискуссия об исчерпанности докризисной модели роста возобновилась. В январе 2010 г. мы с Олегом Цывинским написали для «Ведомостей» колонку «Сценарий 70-80», предупреждая о наступлении застоя и потерянного десятилетия роста. Мы предполагали, что восстановление цен на нефть до $70–80 за баррель приведет к созданию политико-экономической модели 1970–1980 гг. (более подробное изложение этого сценария – в первой главе книги «Россия после кризиса», изданной в 2010 г. в Америке и в 2011 г. в России). Так и оказалось: за 10 посткризисных лет (2010–2019 гг.) среднегодовой темп роста составил менее 2% в год.

Власти продолжали обсуждать и обещать реформы. Концепция долгосрочного развития была забыта, но в январе 2011 г. Путин поручил Высшей школе экономики и Академии народного хозяйства создать новую «Стратегию 2020». В результате привлечения широкого круга экспертов (была создана 21 рабочая группа) была вновь разработана полномасштабная программа реформ. «Стратегия 2020» ставила своей главной целью именно создание «новой модели экономического роста», также предполагая снятие барьеров для бизнеса и инвестиции в человеческий капитал.

Еще одна программа развития России была написана в 2012 г. – теперь это была уже программа кандидата в президенты Путина. Экономическая часть программы была изложена в статье, опубликованной в «Ведомостях» 30 января 2012 г. Статья так и называлась: «Нам нужна новая экономика». 7 мая 2012 г. Путин подписал 12 так называемых майских указов, включая указ о долгосрочной государственной экономполитике. Он предусматривал радикальное улучшение инвестклимата и резкое сокращение госприсутствия в экономике и предсказывал, что это приведет к росту производительности труда в 1,5 раза за семь лет (т. е. на 6% в год) и росту инвестиций до 27% ВВП.

Обещанные реформы не были реализованы. Неудивительно, что не удалось добиться и предполагаемых экономических результатов. После быстрого посткризисного восстановления в 2010–2011 гг. темпы роста начали быстро снижаться. Уже в 2013 г. ВВП вырос лишь на 1,8%. Последующие снижение цен на нефть, война и изоляция от глобальной экономики похоронили надежды и на реформы, и на ускорение экономического роста. Вместо 6% в год среднегодовые темпы роста ВВП в 2012–2018 гг. составили 1%. В долларовом выражении российский ВВП остался на уровне 2008 г. и теперь составляет не 3% мирового (как всего 10 лет назад), а лишь 2%. Инвестиции не выросли до 27% ВВП, а так и остались на уровне 20–22%. Иностранные инвестиции сократились на порядок, а отток капитала ускорился. Всего за период 2014–2018 гг. он составил $320 млрд, или около 4% ВВП в год.

Российские власти, безусловно, заметили и печальные экономические результаты последних лет, и неверие инвесторов в перспективы реформ и вновь задумались о «новой модели роста». Вместо очередной итерации создания либеральных программ, новый майский указ Путина, подписанный 2018 г., теперь делает ставку на государственные, а не на частные или иностранные инвестиции. Так называемые нацпроекты обойдутся российским налогоплательщикам и пенсионерам во многие триллионы рублей. Предполагается, что именно это поможет российской экономике начать расти темпами быстрее мировой. Впрочем, пока в это не верят ни рынки, ни эксперты. Российские активы продолжают торговаться с существенным дисконтом, а по прогнозу МВФ, средний темп роста российского ВВП в 2018–2023 гг. составит 1,4% в год. В долларовом выражении российский ВВП в 2023 г. останется на том же уровне 2008 г. (1,8 трлн), так что доля России в мировой экономике сократится до 1,7%.

То, что эксперты и инвесторы не верят в эффективность масштабных госинвестиций в стране со сверхвысоким уровнем коррупции, неудивительно. Решение российских проблем лежит в прямо противоположном направлении – в реализации много раз обещанных, но пока так и не проведенных реформ: защита прав собственности, верховенства закона и конкуренции, сокращение госприсутствия и борьба с коррупцией, реинтеграция России в мировую экономику, инвестиции в человеческий капитал.

Автор — главный экономист ЕБРР

Это вторая статья из цикла о 20 годах Владимира Путина. Статью Кирилла Рогова читайте здесь

Глобальные вложения. Как разбогатеть на росте мировой экономики

Прошлый год был благоприятным для инвесторов на мировых рынках капитала. В среднем рынки акций выросли на 23%, причем в развивающихся странах они показали еще более впечатляющий результат — 37,5%, а в отдельных азиатских государствах — более 40%. Положительные тенденции наблюдались и на рынках облигаций, где доходность как в сегменте бумаг инвестиционного уровня (Investment Grade), так и в сегменте высокодоходных бондов (High Yield) составила порядка 7%.

Но первые месяцы 2018 года несколько изменили настроения инвесторов. Первая коррекция на фондовых рынках произошла в конце января — начале февраля и была спровоцирована опасениями роста инфляции в США, что означает более активное повышение процентных ставок в среднесрочной перспективе.

Рынкам удалось частично восстановиться в конце февраля — начале марта, но введение со стороны США импортных пошлин на сталь и алюминий послужило сигналом к новой коррекции. Ухудшение внешнеторговых отношений между США и их партнерами (в первую очередь Китаем) совпало по времени с нестабильностью на рынке акций американских технологических компаний, что усилило негативный эффект для биржевых площадок мира.

Читать еще:  Оценка эффективности инвестиционного

Сейчас аналитики Citi указывают на достаточно оптимистичные фундаментальные показатели развития реального сектора экономики в большинстве регионов мира.

В кого вложиться

Общий рост мировой экономики в 2018 году ожидается на уровне 3,4% (если ВВП различных стран пересчитывать в доллары США по текущим курсам), и на уровне 3,9% (если ВВП пересчитывать по курсам ППС). Эти показатели существенно превышают средние темпы роста мировой экономики с 1980 года по наши дни.

В лидерах роста в 2018 году, по-видимому, будут Индия и Китай (рост на 7% и 6,7% соответственно, расчет по текущим курсам). Развивающиеся страны Азии увеличат свой реальный ВВП примерно на 5,9%. Экономика США вырастет примерно на 2,8%, экономика еврозоны — на 2,3%, а ВВП России — на 2%.

Рост экономики, как правило, позитивно отражается на росте корпоративных прибылей, который, в свою очередь, стимулирует повышение котировок акций. В этой связи аналитики Citi поддерживают рекомендацию overweight (повышать долю в портфеле) по акциям компаний практически из всех регионов мира, кроме США. Американский рынок, несмотря на ожидаемое увеличение корпоративных прибылей благодаря недавней налоговой реформе, выглядит довольно дорогим по стоимостным коэффициентам.

В свете общего роста мировой экономики наиболее прибыльными могут быть вложения в акции компаний так называемых циклических секторов, то есть эмитентов из тех отраслей экономики, финансовые показатели которых хорошо коррелируют с ростом ВВП.

В частности, перспективными представляются такие отрасли, как энергетика, производство промышленных материалов, информационные технологии. С учетом постепенного роста процентных ставок в развитых странах интересными выглядят также вложения в акции банков.

Защитным секторам (таким, как производство товаров повседневного спроса, здравоохранение, ЖКХ), которые приносят, как правило, стабильную прибыль безотносительно к фазе экономического цикла, в настоящее время присвоена в основном рекомендация underweight (уменьшать долю в портфеле).

Однако следует отметить, что в случае перехода мировой экономики в фазу рецессии (что, по мнению аналитиков, является закономерным после длительного периода экономического роста) акции компаний из защитных секторов могут стать привлекательным активом.

Долговой и валютный рынки

На глобальных рынках облигаций ситуация определяется главным образом постепенным ужесточением монетарной политики в развитых странах, которая находит свое выражение в повышении процентных ставок и сокращении активов на балансе у центральных банков.

Повышение процентных ставок уже идет полным ходом в США. В ближайшие 12 месяцев примеру ФРС могут последовать центробанки Канады, Австралии, Швеции, Великобритании. В 2019 году не исключено повышение ставок и в еврозоне.

Для держателей облигаций повышение процентных ставок объективно означает снижение текущих цен бумаг. В этой связи аналитики поддерживают рекомендацию underweight (уменьшать долю в портфеле) по государственным облигациям развитых стран.

Тем не менее инвестору имеет смысл включить в портфель американские корпоративные облигации инвестиционного уровня, которые обеспечивают долларовую доходность порядка 3,75%, а также американские высокодоходны бумаги (средняя долларовая доходность около 6%).

На фоне бурного экономического роста в США и в мире американские корпорации с высокой долей вероятности продолжат показывать высокие операционные прибыли и улучшать свое финансовое состояние, что при прочих равных условиях положительно скажется на ценах их облигаций.

Что касается развивающихся стран — далеко не во всех из них денежно-кредитная политика проходит этап ужесточения. Достаточно стабильными предполагают быть ставки в Индии, Бразилии, ЮАР, Мексике, Венгрии, Польше. Очень незначительное повышение ставок возможно в Китае.

При условии стабильности курсов валют, что является вполне достижимым в свете положительных торговых балансов, инвестиции в облигации развивающихся стран представляются весьма интересными. В частности, стоит присмотреться к бумагам стран Латинской Америки, номинированным в местных валютах, и к китайским облигациям (в юанях).

Основные угрозы

Довольно оптимистичная картина развития мировой экономики, безусловно, подвержена ряду рисков. В частности, существуют такие риски, как обострение геополитической ситуации в некоторых регионах мира, возможность эскалации торговых войн между США и рядом их партнеров.

Принимая во внимание достаточно высокую степень нестабильности на мировых финансовых рынках, стоит поддерживать высокую степень диверсификации портфеля за счет включения в него различных классов активов из разных регионов и отраслей. Эта стратегия позволит минимизировать потери в случае неблагоприятных трендов на отдельных рынках и при этом довольно успешно участвовать в наблюдающемся в настоящее время глобальном экономическом росте.

Стратегия глобальной экономики

Понятие глобальной экономики

Экономические системы представляют собой совокупность хозяйственных связей между экономическими агентами – домашними хозяйствами, предприятиями, государством. Сами субъекты могут объединяться в группы и создавать надсистемы национального, международного и мирового уровней. Мировая экономика – это весь комплекс национальных экономических структур. Принципиальным отличием глобальной экономики от мировой можно назвать исследование международных хозяйственных отношений без учета территориальных границ. То есть, они рассматриваются с точки зрения целостности.

Формированию процесса глобализации способствовали тенденции, постепенно сложившиеся в мировой экономической жизни. Самыми значимыми факторами можно назвать научно-технический прогресс и рост конкуренции между странами.

Другими предпосылками создания глобальной экономической системы можно назвать:

  1. Создание единого информационного пространства.
  2. Рост потребности в ресурсах и факторах производства.
  3. Интернационализация капитала.
  4. Рыночный принцип функционирования мировой экономики привел к росту конкуренции.
  5. Экологические проблемы, угроза техногенных катастроф.
  6. Развитие военной техники, появление оружия массового уничтожения.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Одной из важнейших задач глобальной экономики можно назвать оптимизацию отношений между странами и крупными субъектами хозяйствования. Она способствует развитию рынков финансов, товаров, капитала. Так же глобализация способствует перераспределению ресурсов, поддерживает информационный обмен. Негативные последствия глобализации связаны с разжиганием военных, политических и экономических конфликтов, социальной поляризацией, еще более глубоким расслоением общества по доходам. Развитые страны получают все большее влияние на экономические процессы в мире, увеличивая свои темпы роста. Роль денег так же изменилась. Теперь они стали средством извлечения дополнительного дохода, что привело к росту рынка спекуляций.

Стратегическое планирование в экономике

Принцип построения отношений между субъектами хозяйствования приводит к формированию экономических систем. Каждая из них стремится к стабилизации, а затем, к росту и развитию. Большинство современных структур придерживаются модели рыночных отношений, которая характеризуется определенным уровнем конкурентной борьбы между участниками. Для достижения значимых результатов, коммерческих целей, реализации текущих задач каждый хозяйственный субъект или система действует по определенному плану развития.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

Стратегия представляет собой долгосрочный план, имеющий общее направление и описывающий деятельность всех элементов системы для достижения конкретной цели в перспективе. В рамках экономики стратегия обычно связывается с обеспечением длительной конкурентоспособности субъекта хозяйственных отношений.

Создание стратегии развития и роста предполагает прохождение этапов, таких как:

  • Постановка целей.
  • Формирование нескольких планов по достижению этих целей.
  • Выбор оптимального стратегического плана.
  • Разбивка стратегии на тактические задачи.
  • Внедрение плана в экономическую деятельность.
  • Сбор обратной связи, анализ, внесение корректировок в действующую стратегию.

Подготовка к разработке плана связана с проведением анализа факторов, а также текущих параметров функционирования экономики. Чем выше точность технической аналитике, тем выше эффективность стратегического плана роста. Важно четко определить иерархию подчинения, а также задачи для каждого отдельного элемента системы. Создание единого информационного поля будет способствовать оперативному сбору информации, что позволит своевременно вносить необходимые коррективы в сформированный стратегический план.

На основе стратегического планирования могут разрабатываться прогнозы результатов хозяйственной деятельности экономических систем. Как правило, прогнозирование строится на сопоставлении результатов за прошлые периоды, а также на основе текущих трендов в экономике.

Стратегическое планирование наиболее часто используется в работе отдельных предприятий. Однако, современное состояние экономических отношений, усиление конкуренции требует внедрения принципов планирования на национальном, международном и мировом экономическом уровнях. Глобальная экономика отличается размытостью границ, повсеместной интеграцией стран в мировое хозяйство, что так же требует определения единой направленности развития.

Стратегия глобальной экономики

Процессы интеграции и глобализации привели к усилению связей между странами, а значит, негативные тенденции в одной из стран повлекут за собой возникновение отрицательных событий во всех странах мира. Ярким примером стал мировой финансовый кризис 2008 года, который начался с незначительных событий на финансовом рынке США и постепенно охватил всю глобальную экономику. Практически все страны в той или иной степени ощутили воздействие кризиса.

Стратегическое планирование в рамках глобальной экономики, прежде всего, предполагает формирование такого пространства, в котором кризисы или любые конфликтные ситуации будут разрешаться в максимально быстрые сроки, с минимальными негативными последствиями для каждого участника отношений.

Важно отметить, что глобальная экономика рассматривает систему хозяйствования в целом. Но каждый из игроков имеет свои цели и амбиции на международной арене. Совместное стратегическое развитие предполагает учет интересов каждого участника отношений. При этом благополучие одного не должно приводить к негативным тенденциям в жизнедеятельности другого субъекта, так как это отрицательным образом скажется на всей системе в целом и на первом участнике отношений в частности.

Таким образом, развитие глобальной экономики предполагает совместное участие стран в определении основных направлений стратегического роста. В мире происходят процессы, которые способствуют данным тенденциям. Страны объединяются для совместного производства, размещают свои предприятия на территориях других государств, инвестируют капитал, валютные средства. Для процветания всех участников глобальной экономики, а также избегания новых мировых кризисов необходима согласованность действий и определенные ограничения для поддержания адекватного уровня функционирования.

Читать еще:  Иап обследование инвестиционной активности организаций 2020

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Концепция развития России до 2020 года оказалась невыполнимой

В 2020 году истекает формальный срок действия Концепции долгосрочного социально-экономического развития России от 2008 года. По ряду целевых показателей документа дедлайн фактически продлен — они стали национальными целями, закрепленными майским указом президента Владимира Путина в 2018 году.

Концепция социально-экономического развития России до 2020 года, разработанная Минэкономразвития, была утверждена правительством в ноябре 2008 года.

На первом этапе — до 2012 года — предполагалось создание базовых нормативных документов и начало их реализации. Однако в 2008 году из-за глобального финансового кризиса цели концепции во многом стали нереализуемыми уже на старте.

В 2011–2012 годах эксперты ВШЭ и РАНХиГС разрабатывали новый документ, ставший известным как Стратегия-2020. Как пояснял Владимир Путин, программу по второму этапу концепции 2008 года необходимо было откорректировать в связи с изменениями, которые внес финансовый кризис.

В марте 2012 года авторы представили итоговый доклад из более чем 800 страниц, предполагавший переход России на постиндустриальную модель развития и рост ВВП минимум на 5% в год. Но Стратегия-2020 так и не была рассмотрена и утверждена правительством. А концепция долгосрочного социально-экономического развития, принятая в 2008 году, не была упразднена и формально остается действующей.

Россия в пятерке мировых лидеров по ВВП

«В 2015–2020 годах Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему ВВП (по паритету покупательной способности)», — говорилось в концепции.

  • Россия по доле в мировом ВВП на протяжении многих лет делила пятое-шестое место с Германией, в 2011–2014 и 2016 годах опережала ее.
  • По итогам 2018 года Россия находится на шестом месте (3,1% мирового ВВП). Первая пятерка представлена Китаем (18,7%), США (15,2%), Индией (7,7%), Японией (4,1%) и Германией (3,2%).
  • Вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира закреплено в качестве национальной цели майским указом 2018 года. Согласно прогнозным расчетам МВФ, Россия в предстоящие годы все-таки обойдет Германию по доле в мировом ВВП, но к 2024 году уступит место в пятерке Индонезии.

За счет создания «модели инновационного социально ориентированного развития» в совокупности с традиционными конкурентными преимуществами в энергосырьевом секторе экономика должна к 2020 году выйти «на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,4–6,5% в год», говорилось в концепции.

Концепция обещала прорыв в повышении эффективности человеческого капитала и создании комфортных социальных условий, либерализацию экономических институтов и усиление конкурентности бизнес-среды, ускоренное распространение новых технологий и развитие высокотехнологичных производств.

  • Фактические темпы роста экономики оказались далеки от спрогнозированных в 2008 году. Среднегодовой рост ВВП в 2014–2018 годах составил лишь 0,5%. В 2019–2020 годах рост, согласно прогнозу Минэкономразвития, составит 1,3–1,7%.
  • Ускорение экономики ожидается только с 2021 года, до 3,1–3,3%, но при условии реализации обширной программы улучшения делового климата, снижения административных барьеров для бизнеса, цифровизации и т.д.
  • К 2020 году по сравнению с 2012 годом реальный ВВП должен был вырасти на 64–66%, следует из концепции. Но если проанализировать фактическую динамику ВВП с 2012 года, то получится, что в 2013–2019 годах он вырос на 5,8% (с учетом последних прогнозов властей по текущему году).

Реальным доходам обещали рост на 70%

Концепция декларировала цель увеличить реальные располагаемые доходы населения по итогам 2020 года на 64–72% по сравнению с 2012 годом. Однако если в 2007–2013 годах доходы населения росли (на 22% в общей сложности), то с 2014 года началось их сокращение.

  • По данным Росстата, с 2014 года наблюдается непрерывная отрицательная динамика, которая сменилась околонулевым ростом только в 2018 году.
  • В третьем квартале 2019 года Росстат зафиксировал резкий рост реальных доходов — сразу на 3% (к соответствующему периоду прошлого года). Это озадачило экономистов, указавших на «нестыковки» этих данных с отрицательной динамикой других экономических показателей.
  • В общей сложности, с 2012 года к третьему кварталу 2019 года реальные располагаемые доходы россиян сократились примерно на 5%.

Бедных станет вдвое меньше

Еще одна цель концепции на 2020 год — снижение уровня абсолютной бедности с 13,4% в 2007 году до 6–7%, а также увеличение среднего класса до более половины населения.

  • Уровень бедности снижался с 2008 по 2012 год, когда доля населения с доходами ниже прожиточного минимума опустилась до 10,7%. Затем количество бедных опять стало расти и по итогам 2016 года составило 13,3%.
  • После снижения в 2017–2018 годах в нынешнем показатель начал вновь подниматься: по итогам второго квартала 2019 года Росстат зафиксировал рост до 12,7%: за чертой бедности живут 18,6 млн человек.

Цель, обозначенная в концепции, сохраняется, но ее продлили до 2024 года. Согласно майскому указу президента, к этому времени уровень бедности должен снизиться в два раза, то есть до 6,6%. Вице-премьер Татьяна Голикова называла эту задачу самой сложной из всех обозначенных в указе.

Что касается среднего класса, то сейчас к нему можно отнести порядка 38% россиян, подсчитали в ВШЭ. При этом полностью соответствуют всем критериям среднего класса лишь 10,3 млн человек, или 7% по всей стране. В свою очередь, экономисты Альфа-банка утверждают, что доля среднего класса в России сократилась до минимума за 15 лет и составила в 2018 году 30%.

Больше квартир и меньше насилия

Концепция гласит, что уровень смертности от насильственных причин должен снизиться к 2020 году примерно вдвое.

  • Согласно данным Росстата, в 2007 году от внешних причин, куда входят как насильственные смерти, так и несчастные случаи, умерли 259,4 тыс. человек.
  • В 2018 году количество таких смертей составило 144,6 тыс., что в 1,8 раза меньше показателя 2007 года. В расчете на 100 тыс. человек населения смертность от внешних причин снизилась до минимума с 1965 года.
  • Впрочем, демографы предполагают, что часть насильственных смертей может маскироваться за показателем «повреждений с неопределенными намерениями», который в последние годы растет.

Средний уровень обеспеченности жильем к 2020 году должен был достигнуть 28–35 кв. м на человека (или около 100 кв. м на среднестатистическую семью). По данным Росстата, в 2018 году в среднем на одного человека приходилось 25,8 кв. м жилья.

Рост инвестиций в человеческий капитал

Концепция предусматривала перераспределение бюджетной системы в пользу расходов на развитие человеческого потенциала — с 8,6% ВВП в 2007 году до 11–11,7% ВВП в 2020 году. В частности, расходы на здравоохранение должны увеличиться с 3,6% ВПП до 5–5,5%, на образование — с 4 до 5–6% ВВП.

О том, что цели остались невыполненными, недавно напомнил глава Счетной палаты Алексей Кудрин во время первого чтения проекта бюджета на 2020–2022 годы в Госдуме. «Помните, у нас была Концепция долгосрочного развития, мы ее еще называли «План Путина», принята в 2008 году? Там заложен бюджетный маневр — рост расходов бюджетной системы на здравоохранение и образование — до 5% ВВП по каждому», — сказал он.

По словам Кудрина, «вообще такое решение когда-то принималось» на уровне правительства и «Единой России». «Но мы пока находимся на уровне меньше, чем было 11 лет назад», — констатировал он.

Расходы на развитие образования в ближайшие три года планируются в среднем на уровне 3,7% ВВП, на здравоохранение — 2,9% ВВП, указывает Счетная палата в заключении на проект бюджета. Для сравнения аудиторы приводят данные по странам «Большой семерки»:

  • в Великобритании в 2018–2019 финансовом году расходы на здравоохранение составили 7,2% ВВП, на образование — 4,2% ВВП;
  • в США на 2020–2022 годы на обязательные расходы по здравоохранению предусмотрено 10,1% ВВП ежегодно;
  • во Франции в 2020 году на здравоохранение заложено 8% ВВП, на образование — 4,7% ВВП.

Почему стратегия осталась нереализованной

В 2008 году, когда утверждалась Концепция долгосрочного развития, реальность виделась по-другому, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. До 2008 года экономика в среднем росла на 7% в год, и после кризиса 2008–2009 годов многие экономисты были уверены, что Россия вернется на траекторию шестипроцентного роста, напоминает она.

По словам Орловой, концепция представляла собой «оптимистичный сценарий, со ссылкой на историю прошлого десятилетия» [до 2008 года]. Концепция писалась в то время, когда исходили из совершенно других экономических, геополитических, социальных предпосылок, солидарна руководитель направления Deloitte по оказанию услуг финансовым институтам России и СНГ Екатерина Трофимова. «На фоне кризиса и санкций ситуация полностью поменялась. Объективно это был маловероятный план для исполнения», — отмечает она.

Санкции, введенные против России после присоединения Крыма, повлияли на замедление экономики лишь отчасти, считает Орлова. «Ежегодно мы из-за санкций по состоянию на 2018 год теряли 0,5% ВВП, а с точки зрения потенциального роста — 0,3%. Это не тот масштаб проблемы, которая могла бы объяснить расхождение между желаемыми 6% и фактическими 1–2% роста», — сказала она.

Экономика растет медленнее из-за структурных ограничений, например, демографических, и спада инвестиционной активности, пояснила экономист. «Инвестиционный рост до 2008 года был гораздо более интенсивным, особенно частного сектора. После 2008 года инвестиции росли, но в большей степени за счет госсектора», — отметила она.

Читать еще:  Субсидии по процентам по инвестиционным кредитам

По мнению Орловой, долгосрочные стратегии развития пишутся не для выполнения на 100%, а для создания образа будущего, исходя из которого государство будет планировать свои действия. И на момент создания в 2008 году концепция развития до 2020 года была вполне оптимальной.

«Проблемы возникают тогда, когда мы стратегию цементируем, 10 лет живем с каким-то планом, а потом смотрим — не выполнили. Стратегия должна быть живой, это некий ориентир, она должна постоянно обновляться в процессе прихода каких-то новых событий, новой статистики. Реальность же меняется постепенно, и эти изменения нужно в стратегию инкорпорировать, — подчеркивает Орлова. — У нас есть такая проблема, что мы формируем стратегию, потом о ней забываем, через пять лет достаем, выясняем, что она не сбылась, говорим, что она плохая, и придумываем новую».

Планирование в России часто основывается на «ожиданиях и пожеланиях», а не на просчитанных макроэкономических прогнозах, замечает Трофимова. «Уровень выполнения таких стратегий достаточно низкий. Кроме того, у нас все еще очень волатильная макроэкономическая ситуация, и это осложняет прогнозирование», — заключает она.

20 лет Владимира Путина: трансформация экономики

В августе 2019 г. исполняется 20 лет первому назначению Владимира Путина на должность премьер-министра. За эти 20 лет он попеременно занимал должности премьер-министра и президента и, безусловно, играл ключевую роль в российской экономической политике. Каковы его достижения в этой области?

С точки зрения экономической политики эти 20 лет естественным образом разделяются на несколько периодов: «реформаторский» первый срок (1999–2003 гг.); «государственнический» второй (2004 г. – первая половина 2008 г.); глобальный экономический кризис и восстановление (вторая половина 2008 г. – 2013 г.); война на Украине, изоляция от глобальной экономики и стагнация (2014–2019 гг.).

Во время первого срока была разработана и начала реализовываться так называемая программа Грефа («Программа социально-экономического развития Российской Федерации на период 2000–2010 гг.», принятая правительством в 2000 г.). Были проведены налоговая и прогрессивная пенсионная реформы, принят Земельный кодекс, резко снизились барьеры для открытия и ведения бизнеса, началась реформа госслужбы, были активизированы переговоры по вступлению России в ВТО. Это привело к резкому ускорению экономического роста, притоку иностранных инвестиций и укреплению рубля.

Второй срок существенно отличался от первого – большинство реформ было остановлено (по оценкам самих авторов программы Грефа, она в конце концов была выполнена лишь на треть). Более того, началось огосударствление экономики. Существенные реформы продолжались только в макроэкономике и финансовой сфере. Был практически полностью выплачен госдолг, созданы стабфонд и система страхования вкладов – ключевой элемент конкурентной банковской системы, доверия вкладчиков не только к Сбербанку или другим госбанкам, но и к их частным конкурентам. Снижение инфляции и введение страхования вкладов создали новые возможности для развития финансового сектора, роста корпоративного и розничного кредитования. Макроэкономическая стабильность и присвоение инвестиционных рейтингов привели к резкому росту и иностранных инвестиций.

Реформы, безусловно, принесли ощутимые результаты. Темпы роста ВВП как за время первого срока, так и за время второго (когда реформы первого срока продолжали приносить результаты) составили в среднем около 7% в год.

За 10 лет (1999–2008 гг.) российский ВВП вырос на 94%, а в расчете на душу населения – ровно в 2 раза. Это самое выдающееся десятилетие в российской экономической истории – за исключением восстановления экономики после Гражданской войны в годы НЭПа (во время сталинской индустриализации темпы роста ВВП на душу населения составляли в среднем лишь 5% в год).

Так как рост цен на нефть и приток иностранных инвестиций привели к существенному укреплению рубля, ВВП в долларовом выражении вырос еще больше – в 8,5 раза с 210 млрд в 1999 г. до 1,8 трлн в 2008 г. Конечно, кроме реформ, свой вклад в рост российского ВВП внесли и наличие недозанятой рабочей силы и незагруженных производственных мощностей, и резкий рост мировых цен на нефть. По разным оценкам, почти восьмикратное повышение цен на нефть с 1998 по 2008 г. (когда они выросли с $13 до $97 за баррель в среднегодовом выражении!) объясняет от трети до половины российских темпов роста в первом путинском десятилетии.

Очевидно, что эта модель роста была исчерпана уже к 2008 г. В это время начался рост добычи сланцевого газа (и было понятно, что и сланцевая нефть не за горами). Предприятия уже жаловались на нехватку рабочих рук. Незагруженными остались только морально устаревшие мощности. Поэтому необходимо было не замедление, а ускорение реформ. В 2008 г. правительство разработало и приняло реформаторскую «Концепцию долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 г.» – с приоритетами интеграции России в глобальную экономику, инвестиций в человеческий капитал и инновационного развития. Выступая на заседании Госсовета в 2008 г., Путин так охарактеризовал риск отказа от реформ: «Следуя этому [инерционному] сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, не сможем обеспечить ни безопасность страны, ни ее нормальное развитие. Подвергнем угрозе само ее существование, говорю это без всякого преувеличения».

Впрочем, во время глобального кризиса никаких реформ проведено не было. Но сразу после кризиса дискуссия об исчерпанности докризисной модели роста возобновилась. В январе 2010 г. мы с Олегом Цывинским написали для «Ведомостей» колонку «Сценарий 70-80», предупреждая о наступлении застоя и потерянного десятилетия роста. Мы предполагали, что восстановление цен на нефть до $70–80 за баррель приведет к созданию политико-экономической модели 1970–1980 гг. (более подробное изложение этого сценария – в первой главе книги «Россия после кризиса», изданной в 2010 г. в Америке и в 2011 г. в России). Так и оказалось: за 10 посткризисных лет (2010–2019 гг.) среднегодовой темп роста составил менее 2% в год.

Власти продолжали обсуждать и обещать реформы. Концепция долгосрочного развития была забыта, но в январе 2011 г. Путин поручил Высшей школе экономики и Академии народного хозяйства создать новую «Стратегию 2020». В результате привлечения широкого круга экспертов (была создана 21 рабочая группа) была вновь разработана полномасштабная программа реформ. «Стратегия 2020» ставила своей главной целью именно создание «новой модели экономического роста», также предполагая снятие барьеров для бизнеса и инвестиции в человеческий капитал.

Еще одна программа развития России была написана в 2012 г. – теперь это была уже программа кандидата в президенты Путина. Экономическая часть программы была изложена в статье, опубликованной в «Ведомостях» 30 января 2012 г. Статья так и называлась: «Нам нужна новая экономика». 7 мая 2012 г. Путин подписал 12 так называемых майских указов, включая указ о долгосрочной государственной экономполитике. Он предусматривал радикальное улучшение инвестклимата и резкое сокращение госприсутствия в экономике и предсказывал, что это приведет к росту производительности труда в 1,5 раза за семь лет (т. е. на 6% в год) и росту инвестиций до 27% ВВП.

Обещанные реформы не были реализованы. Неудивительно, что не удалось добиться и предполагаемых экономических результатов. После быстрого посткризисного восстановления в 2010–2011 гг. темпы роста начали быстро снижаться. Уже в 2013 г. ВВП вырос лишь на 1,8%. Последующие снижение цен на нефть, война и изоляция от глобальной экономики похоронили надежды и на реформы, и на ускорение экономического роста. Вместо 6% в год среднегодовые темпы роста ВВП в 2012–2018 гг. составили 1%. В долларовом выражении российский ВВП остался на уровне 2008 г. и теперь составляет не 3% мирового (как всего 10 лет назад), а лишь 2%. Инвестиции не выросли до 27% ВВП, а так и остались на уровне 20–22%. Иностранные инвестиции сократились на порядок, а отток капитала ускорился. Всего за период 2014–2018 гг. он составил $320 млрд, или около 4% ВВП в год.

Российские власти, безусловно, заметили и печальные экономические результаты последних лет, и неверие инвесторов в перспективы реформ и вновь задумались о «новой модели роста». Вместо очередной итерации создания либеральных программ, новый майский указ Путина, подписанный 2018 г., теперь делает ставку на государственные, а не на частные или иностранные инвестиции. Так называемые нацпроекты обойдутся российским налогоплательщикам и пенсионерам во многие триллионы рублей. Предполагается, что именно это поможет российской экономике начать расти темпами быстрее мировой. Впрочем, пока в это не верят ни рынки, ни эксперты. Российские активы продолжают торговаться с существенным дисконтом, а по прогнозу МВФ, средний темп роста российского ВВП в 2018–2023 гг. составит 1,4% в год. В долларовом выражении российский ВВП в 2023 г. останется на том же уровне 2008 г. (1,8 трлн), так что доля России в мировой экономике сократится до 1,7%.

То, что эксперты и инвесторы не верят в эффективность масштабных госинвестиций в стране со сверхвысоким уровнем коррупции, неудивительно. Решение российских проблем лежит в прямо противоположном направлении – в реализации много раз обещанных, но пока так и не проведенных реформ: защита прав собственности, верховенства закона и конкуренции, сокращение госприсутствия и борьба с коррупцией, реинтеграция России в мировую экономику, инвестиции в человеческий капитал.

Автор — главный экономист ЕБРР

Это вторая статья из цикла о 20 годах Владимира Путина. Статью Кирилла Рогова читайте здесь

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector