Finkurier.ru

Журнал про Деньги
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пространственно временной анализ

c 9 до 18 по рабочим дням: +8 (495) 410-22-37

Анализ пространственно-временной динамики загрязнения образует следующий этап географического анализа. Для этого проводится сопоставление данных о распределении фактических уровней загрязнения, включая выявленную территориальную структуру, с материалами природно-территориального районирования на локальном, региональном и глобальном уровнях организации пространства. Теоретически необходимость такого подхода общепризнанна, но практическая реализация сдерживается низким уровнем ландшафтной изученности территорий.

Как показано выше, при изучении атмосферных, водных и почвенных проблем предметом картографирования являются следующие аспекты:

? условия развития нежелательных процессов (картографирование потенциала загрязнения атмосферы, интенсивности самоочищения водоемов, факторов развития деградации почв);

? интенсивность развития нежелательных процессов (уровни загрязнения, интенсивность смыва почв и т.п.);

? результаты и последствия нежелательных процессов (распространение экологически обусловленных заболеваний, накопление поллютантов в депонирующих средах, потери гумуса, проявления деградации экосистем). Сопоставление карт условий развития и фактической интенсивности нежелательных процессов позволяет контролировать полноту выявления факторов. Сопоставление карт результатов и последствий с картами условий развития и современной интенсивности процессов позволяет оценивать фактор времени.

Уровни загрязненности могут меняться как постепенно (при беспрепятственном распространении поллютантов), так и скачкообразно (при наличии геохимических и/или орографических барьеров либо скрытых локальных источников загрязнения). Для выявления последних необходим учет неоднородности природного фона, что также предполагает сопоставление фактических данных о загрязнении с природно-территориальным районированием. Поэтому ландшафтное и ландшафтно-динамическое картографирование при ОВОС должно быть направлено на выделение и выявление факторов формирования природных границ, влияющих на различия в уровнях загрязненности.

Для динамичных геокомпонентов (атмосфера, гидросфера) географическое изучение загрязнения должно включать также анализ его временной динамики. Это означает подразделение массивов фактических данных мониторинга не по календарному признаку, а по временным интервалам, различающимся по условиям эмиссии, транспортировки, осаждения и деструкции поллютантов. Такие интервалы времени могут определяться как природными (внутри- и межсуточная, сезонная, межгодовая, долговременная изменчивость), так и производственными (сменность на предприятиях, часы «пик» на транспорте) ритмами. Следствием неучета данного обстоятельства, как отмечалось выше, является, например, существующая практика определения концентраций поллютантов на постах наблюдения за загрязнением атмосферы в «круглые» часы: в 0, 7, 13 и 19 часов по местному времени, т.е. до начала работы большинства предприятий, в обеденный перерыв и после окончания работы.

Современная техника и программные средства позволяют легко осуществлять перебор вариантов группировки данных, в том числе по любым территориальным единицам и интервалам времени. Показателем эффективности подхода к группировке принято считать достоверность выявляемых различий, для определения чего разработано достаточное количество статистических методов. Последующее выявление причин формирования уровней содержания поллютантов в пределах пространственно-временных единиц, с вытекающими выводами о путях их минимизации, и составляет собственно цель исследования географии загрязнений. Подходы к разработке практических мероприятий и программ борьбы с загрязнениями должны непосредственно вытекать, в числе прочего, из выводов о пространственно-временных закономерностях загрязненности и о приоритетности тех или иных видов загрязнения в пределах определенных территориальных единиц.

Форумы GIS-Lab.info

Геоинформационные системы (ГИС) и Дистанционное зондирование Земли

Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение jerry-maori » 11 дек 2017, 20:05

Дано:
1. Данные 2013-2017 по числу укусов клещей в административных районах области
2. Данные 2011-2017 по площади проведённых акарицидных обработок в административных районах области

Нужно ответить на основной вопрос: влияет ли интенсивность обработок на число укусов.

И что-то я запутался, как к этому подступиться.
Всяких графиков и карто=схем нарисовано море.
Показано, что районы имеют пространственные кластеры (на основании числа укусов путём локального индекса Морана)

Попробовал выполнить OLS:
(Forest, Grassland,Shrubland — доля каждого типа Landcover для района на основе данных наших китайских товарищей с 30m_GLOB)

По результатам просится GWR, которая теоретически нам позволит оценить:
1. То самое влияние
2. Дать прогноз на следующий год.

И с ней начались проблемы.
Я понимаю, почему такой бешенный R2 (практически во всех районах наблюдается ежедгодный рост числа укусов, в итоге модель получается переобученная)

И далле у меня тупик ;(

Пните, плиз, в нужную сторону.

P.S. Было бы неплохо, наверное завести раздел на форуме типа «Общие вопросы обработки данных».

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение gamm » 11 дек 2017, 20:28

как я уже неоднократно докладывал, для этого изобретена специальная наука, в которой есть пространственно-временные пуассоновские модели. На данный момент наилучший инструмент — INLA, во всех остальных счет с пространственно-временной корреляцией тяжелый, и не всегда численно устойчив (можно использовать gamm() из пакета mgcv, R). А без них модель неадекватная (включая всякие локальные регрессии, их придумали не от хорошей жизни).

P.S. Более ранние подходы можно посмотреть здесь https://ij-healthgeographics.biomedcentral.com/, искать работы Pierre Goovaerts сотоварищи (он специалист по геостатистике) и Geoffrey M Jacquez. Есть близкие модели им. тов. Ord в эконометрике. Но в этих методах в основном только пространственная составляющая. Пространственно-временные модели есть в книжке Cressie, Wikle «Statistics for spatio-temporal data», но их руками делать с ума сойдешь.

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение jerry-maori » 11 дек 2017, 20:40

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение gamm » 11 дек 2017, 22:05

кнопок недостаточно, нужно знать статистику, писать модель, и понимать, что она выдает. Модель под вашу задачу есть в мануале (на регионах), она довольно общая и понятная — ее можно довольно быстро приспособить http://www.r-inla.org/examples/case-stu . et-al-2012, смотреть

3.3. INLA for spatio-temporal areal data: low birth weight in Georgia

она Пуассоновская (можно попробовать NB, как пойдет), и добавить туда spatial and temporal covariates

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение rhot » 12 дек 2017, 11:58

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение jerry-maori » 12 дек 2017, 12:24

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение rhot » 12 дек 2017, 12:41

Можно и так обобщенно потестить. Про места обитания имел ввиду тип леса или состав почвы. В сухих борах на песках клещей не дожно быть, например.

Re: Пространственно-временной анализ 2-х переменных

Сообщение gamm » 12 дек 2017, 12:53

случай укуса — это, как при любой реакции взаимодействия, функция от произведения плотности клещей на плотность населения (с учетом транспортной доступности мест обитания клещей). Пуассоновская (и NB) регрессия делается на логарифмическом масштабе (логарифмы плотностей суммируются), и население и его распределение нужно учесть в offset (который E в модели INLA). И надо посмотреть данные, нет ли там zero inflation.

Тогда мы будем моделировать отклонение от среднего числа случаев (которое учитывает все, кроме плотности клещей), вызванное воздействием на плотность клещей. Т.е. Forest, Grassland,Shrubland должны пойти в вычисление Е, а в модель — случайный временной тренд (rw1), общий для всех областей (для учета изменения, не зависящего от области — те же осадки, и пр.), и случайные тренды (rw1) по областям (на случай сдвига во времени пиков численности, которые наверняка есть), и, наконец, воздействие по областям. Единственная проблема — длина временного ряда.

Николаев А. И. Основы литературоведения

Николаев А. И. Основы литературоведения: учебное пособие для студентов филологических специальностей. – Иваново: ЛИСТОС, 2011

Читать еще:  Скачать книгу экономический анализ

Анализ художественного пространства и времени

Анализ художественного пространства и времени

Ни одно художественное произведение не существует в пространственно-временном вакууме. В нем всегда так или иначе присутствуют время и пространство. Важно понимать, что художественное время и пространство – это не абстракции и даже не физические категории, хотя и современная физика очень неоднозначно отвечает на вопрос, что же такое время и пространство. Искусство же и вовсе имеет дело с весьма специфичной пространственно-временной системой координат. Первым на значимость времени и пространства для искусства указал Г. Лессинг, о чем мы уже говорили во второй главе, а теоретики последних двух столетий, особенно ХХ века, доказали, что художественное время и пространство не только значимый, но зачастую определяющий компонент литературного произведения.

В литературе время и пространство являются важнейшими свойствами образа. Разные образы требуют разных пространственно-временных координат. Например, у Ф. М. Достоевского в романе «Преступление и наказание» мы сталкиваемся с необычайно сжатым пространством. Маленькие комнаты, узкие улицы. Раскольников живет в комнате, похожей на гроб. Конечно, это не случайно. Писателя интересуют люди, оказавшиеся в жизненном тупике, и это подчеркивается всеми средствами. Когда в эпилоге Раскольников обретает веру и любовь, пространство раскрывается.

В каждом произведении литературы нового времени своя пространственно-временная сетка, своя система координат. В то же время существуют и некоторые общие закономерности развития художественного пространства и времени. Например, до XVIII века эстетическое сознание не допускало «вмешательства» автора во временную структуру произведения. Другими словами, автор не мог начать рассказ со смерти героя, а затем вернуться к его рождению. Время произведения было «как бы реальным». Кроме того, автор не мог нарушить ход повествования об одном герое «вставным» рассказом о другом. На практике это приводило к так называемым «хронологическим несовместимостям», характерным для древней литературы. Например, один рассказ заканчивается тем, что герой благополучно вернулся, а другой начинается с того, что близкие горюют о его отсутствии. С этим мы сталкиваемся, например, в «Одиссее» Гомера. В XVIII веке произошел переворот, и автор получил право «моделировать» повествование, не соблюдая логику жизнеподобия: появилась масса вставных рассказов, отступлений, нарушилась хронологическая «реалистичность». Современный автор может строить композицию произведения, тасуя эпизоды по своему усмотрению.

Кроме этого, существуют устойчивые, принятые в культуре пространственно-временные модели. Выдающийся филолог М. М. Бахтин, фундаментально разработавший эту проблему, назвал эти модели хронотопами [1] (хронос + топос, время и пространство). Хронотопы изначально пронизаны смыслами, любой художник сознательно или бессознательно это учитывает. Стоит нам сказать про кого-то: «Он на пороге чего-либо…», как мы сразу понимаем, что речь идет о чем-то большом и важном. Но почему именно на пороге? Бахтин считал, что хронотоп порога один из наиболее распространенных в культуре, и стоит нам его «включить», как открывается смысловая глубина.

Сегодня термин хронотоп является универсальным и обозначает просто сложившуюся пространственно-временную модель. Часто при этом «этикетно» ссылаются на авторитет М. М. Бахтина, хотя сам Бахтин понимал хронотоп более узко – именно как устойчивую модель, встречающуюся из произведения в произведение.

Кроме хронотопов, следует помнить и о более общих моделях пространства и времени, лежащих в основе целых культур. Эти модели историчны, то есть одна сменяет другую, но парадокс человеческой психики в том, что «отжившая» свой век модель никуда не исчезает, продолжая волновать человека и порождая художественные тексты. В разных культурах встречается довольно много вариаций таких моделей, но базовыми являются несколько. Во-первых, это модель нулевого времени и пространства. Ее еще называют неподвижной, вечной – вариантов здесь очень много. В этой модели время и пространство теряют смысл. Там всегда одно и то же, и нет различия между «здесь» и «там», то есть нет пространственной протяженности. Исторически эта наиболее архаичная модель, но она и сегодня весьма актуальна. На этой модели строятся представления об аде и рае, она часто «включается», когда человек пытается представить себе существование после смерти и т. д. На этой модели построен знаменитый хронотоп «золотого века», проявляющийся во всех культурах. Если мы вспомним концовку романа «Мастер и Маргарита», то легко почувствуем эту модель. Именно в таком мире, по решению Иешуа и Воланда, в конце концов оказались герои – в мире вечного блага и покоя.

Другая модель – циклическая (круговая). Это одна из наиболее мощных пространственно-временных моделей, подкрепленная вечной сменой природных циклов (лето-осень-зима-весна-лето…). В ее основе представление о том, что все возвращается на круги своя. Пространство и время там есть, но они условны, особенно время, поскольку герой все равно придет туда, откуда ушел, и ничего не изменится. Проще всего проиллюстрировать эту модель «Одиссеей» Гомера. Одиссей отсутствовал много лет, на его долю выпали самые невероятные приключения, но он вернулся домой и застал свою Пенелопу все такой же прекрасной и любящей. М. М. Бахтин называл такое время авантюрным, оно существует как бы вокруг героев, ничего не меняя ни в них, ни между ними. Циклическая модель также весьма архаична, но ее проекции ясно ощутимы и в современной культуре. Например, она очень заметна в творчестве Сергея Есенина, у которого идея жизненного цикла, особенно в зрелые годы, становится доминирующей. Даже известные всем предсмертные строки «В этой жизни умирать не ново, / Но и жить, конечно , не новей» отсылают к древней традиции, к знаменитой библейской книге Екклесиаста, целиком построенной на циклической модели.

Культура реализма связана в основном с линейной моделью, когда пространство представляется бесконечно распахнутым во все стороны, а время ассоциируется с направленной стрелой – от прошлого к будущему. Эта модель доминирует в бытовом сознании современного человека и отчетливо просматривается в огромном числе художественных текстов последних веков. Достаточно вспомнить, например, романы Л. Н. Толстого. В этой модели каждое событие признается уникальным, оно может быть только раз, а человек понимается как существо постоянно меняющееся. Линейная модель открыла психологизм в современном смысле, поскольку психологизм предполагает способность к изменению, чего не могло быть ни в циклической (ведь герой должен в конце быть тем же, что и в начале), ни тем более в модели нулевого времени-пространства. Кроме того, с линейной моделью связан принцип историзма, то есть человек стал пониматься как продукт своей эпохи. Абстрактного «человека на все времена» в этой модели просто не существует.

Важно понимать, что в сознании современного человека все эти модели существуют не изолированно, они могут взаимодействовать, порождая самые причудливые сочетания. Скажем, человек может быть подчеркнуто современным, доверять линейной модели, принимать уникальность каждого мига жизни как чего-то неповторимого, но в то же время быть верующим и принимать вне-временность и вне-пространственность существования после смерти. Точно так же и в литературном тексте могут отражаться разные системы координат. Например, специалисты давно обратили внимание, что в творчестве Анны Ахматовой параллельно существуют как бы два измерения: одно – историческое, в котором каждый миг и жест уникальны, другое – вневременное, в котором всякое движение замирает. «Наслоение» этих пластов – одна из примет ахматовского стиля.

Читать еще:  Метод детерминированного анализа

Наконец, современное эстетическое сознание все настойчивее осваивает еще одну модель. Четкого названия для нее нет, но не будет ошибкой сказать, что эта модель допускает существование параллельных времен и пространств. Смысл в том, что мы существуем по-разному в зависимости от системы координат. Но в то же время эти миры не совсем изолированы, у них есть точки пересечения. Литература ХХ века активнейшим образом использует данную модель. Достаточно вспомнить роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Мастер и его возлюбленная умирают в разных местах и от разных причин: Мастер в сумасшедшем доме, Маргарита у себя дома от сердечного приступа, но в то же время они же умирают в объятиях друг друга в каморке Мастера от яда Азазелло. Здесь включены разные системы координат, но они связаны между собой – ведь смерть героев наступила в любом случае. Это и есть проекция модели параллельных миров. Если вы внимательно читали предыдущую главу, то легко поймете, что так называемый многовариантный сюжет – изобретение литературы в основном ХХ века – является прямым следствием утверждения этой новой пространственно-временной сетки.

[1] См.: Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.

Литература

Анализ пространственно-временной организации текста

  1. Пространство и время как основная характеристика образа мира, представленного в художественном произведении.

Для установления глубинных (содержательных) различий между художественным и нехудожественным текстом можно обратиться к представлению таких категорий, как время и пространство. Специфика здесь очевидная, недаром в филологии существуют и соответствующие термины: художественное время и художественное пространст во.

Известно, что ощущение времени для человека в разные периоды его жизни субъективно: оно может растягиваться или сжиматься. Такая субъективность ощущений по-разному используется авторами художественных текстов: мгновение может длиться долго или вовсе остановиться, а большие временные периоды – промелькнуть в одночасье. Художественное время – это последовательность в описании событий, субъективно воспринимаемых. Такое восприятие времени становится одной из форм изображения действительности, когда по воле автора изменяется временная перспектива. Причем временная перспектива может смещаться, прошедшее мыслиться как настоящее, а будущее предстать как прошедшее и т.п.

Например, в стихотворении К. Симонова «Жди меня» используются субъективные переносы во времени: ощущение ожидания переносится в план прошлого. Начало стихотворения построено как многократное обращение с призывом к ожиданию (жди меня, и я вернусь, только очень жди. Жди, когда. ).Это «жди, когда» и просто «жди» повторяется десять раз. Так намечается перспектива будущего, еще не свершившегося. Однако в конце стихотворения дается констатация события как свершившегося:

Жди меня, и я вернусь

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Не понять не ждавшим им,

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой, –

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Так перспектива будущего резко оборвалась, и тема «Жди, и я вернусь» обернулась утверждением результата этого ожидания, данного в формах прошедшего времени: повезло, спасла, выжил, умела ждать. Использование категории времени, таким образом, превратилось в определенный композиционный прием, и субъективность в подаче временного плана сказалась в том, что ожидание переместилось в прошлое. Такое смещение дает возможность почувствовать уверенность в исходе событий, будущее как бы предрешено, неизбежно.

Категория времени в художественном тексте осложнена еще и двуплановостью – это время повествования и время события. Поэтому временные смещения вполне закономерны. Удаленные по времени события могут изображаться как непосредственно происходящие, например, в пересказе персонажа. Временное раздвоение – обычный прием повествования, в котором пересекаются рассказы разных лиц, в том числе и собственно автора текста.

  1. Значение пространственно-временных характеристик для представления образа природы в произведении

Но такое раздвоение возможно и без вмешательства персонажей в освещение прошлых и настоящих событий. Например, в «Последней весне» И. Бунина есть эпизод-картинка, нарисованная автором:

Нынче опять ездили. И всю дорогу молчали – туман и весенняя дремота. Солнца нет, но за туманом уже много весеннего света, и поля так белы, что трудно смотреть. Вдали едва рисуются кудрявые сиреневые леса.

Около деревни перешел дорогу малый в желтой телячьей куртке, с ружьем. Совсем дикий зверолов. Глянул на нас, не кланяясь, и пошел напрямик по снегам, к темнеющему в лощине леску. Ружье короткое, с обрезанными стволами и самодельной ложей, выкрашенной суриком. Сзади равнодушно бежит большой дворовый кобель.

Даже полынь, торчащая вдоль дороги, из снегу, в инее; но весна, весна. Блаженно дремлют, сидят на снежных навозных кучах, раскиданных по полю, ястреба, нежно сливаются со снегами и туманом, со всем этим густым, мягким и светло-белым, чем полон счастливый предвесенний мир.

Повествователь рассказывает здесь о прошлой (пусть недалекой по времени – нынче) поездке. Однако незаметно, ненавязчиво повествование переводится в план настоящего. Картина-событие прошлого вновь возникает перед глазами и как бы застывает в неподвижности. Время остановилось.

Пространство так же, как и время, по воле автора может смещаться. Художественное пространство создается благодаря применению ракурса изображения; это происходит в результате мысленного изменения места, откуда ведется наблюдение: общий, мелкий план заменяется крупным, и наоборот.

Если, например, взять стихотворение М.Ю. Лермонтова «Парус» и рассмотреть его с точки зрения пространственных ощущений, то окажется, что далекое и близкое совместятся в одной точке: вначале парус видится на большом расстоянии, он даже слабо различим из-за тумана (вблизи туман не помешал бы).

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом.

(Кстати, в первоначальном варианте об отдаленности наблюдаемого предмета было прямо сказано: Белеет парус отдаленный.)

Далее постепенно план укрупняется, автор как бы приближается к парусу:

Играют волны – ветер свищет,

И мачта гнется и скрыпит.

В туманном отдалении трудно было бы различить детали парусника, и тем более увидеть, как гнется мачта, и услышать, как она скрипит. И, наконец, в конце стихотворения мы вместе с автором переместились на сам парусник, иначе не смогли бы увидеть, что было под ним и над ним:

Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой.

Так заметно укрупняется изображение и усиливается в связи с этим детализация изображения.

  1. Литературный герой в зеркале пространственно-временных отношений

В художественном тексте пространственные понятия могут вообще преобразовываться в понятия иного плана. По М.Ю. Лотману, художественное пространство – это модель мира данного автора, выраженная на языке его пространственных представлений.

Пространственные понятия в творческом, художественном контексте могут быть лишь внешним, словесным образом, но передавать иное содержание, не пространственное. Например, для Б. Пастернака «горизонт» – это и временное понятие (будущее), и эмоционально-оценочное (счастье), и мифологический «путь на небо» (т.е. к творчеству). Горизонт – это то место, где земля сходится с небом, или небо «сходит» на землю, тогда поэт вдохновлен, он испытывает творческий восторг. Значит, это не реальный горизонт как пространственное понятие, а нечто иное, связанное с состоянием лирического героя, а в таком случае он может и сместиться и оказаться очень близко:

Читать еще:  Анализ в экономике пример

В грозу лиловы глаза и газоны

И пахнет сырой резедой горизонт, –

пахнет, значит очень близко.

Пространство и время – основные формы бытия, жизни, именно как такие реальности они воссоздаются в текстах нехудожественных, в частности, в научных, а в художественных текстах они могут трансформироваться, переходить одно в другое.

А. Вознесенский писал:

Какое несимметричное время!

Последние минуты – короче,

Последняя разлука – длиннее.

Умирают – в пространстве,

Живут – во времени.

Категория времени имеет своеобразную форму выражения не только в художественном тексте. Нехудожественный текст тоже примечателен «своим отношением» ко времени. Такие тексты, как законодательный, инструктивный, справочный, ориентируются на «невременное» выражение мысли. Глагольные формы времени, используемые здесь, вовсе не означают то, что они призваны означать, в частности, формы настоящего времени передают значение постоянства признака, свойства или постоянства совершаемого действия. Такие значения абстрагированы от конкретных глагольных форм. Время здесь как бы вовсе отсутствует. Вот так, например, подается описательный материал в энциклопедиях:

Сойки. Сойка выделяется в «черном семействе» врановых красотой пестрого оперения. Это очень смышленая, подвижная и крикливая лесная птица. Завидев человека или хищного зверя, она всегда поднимает шум, и ее громкие крики «гээ-гээ-гээ» разносятся по лесу. На открытых пространствах сойкалетает медленно и тяжело. В лесу же она ловко перелетает с ветки на ветку, с дерева на дерево, лавируя между ними. По земле передвигается прыжками .

Поющая сойка хорошо подражает голосам других птиц (особенно хищным) и самым разнообразным звукам .

Лишь во время гнездования сойки как бы исчезают – не слышно их криков, не видно летающих или лазающих повсюду птиц. Перелетают сойки в это время молча, скрываясь за ветвями, и незаметно подлетают к гнезду.

После вылета птенцов, в конце мая – в июне сойки собираются в небольшие стайки и вновь шумно кочуют по лесу (Энциклопедия для детей. Т. 2).

Инструктивный тип текста (например, предписание, рекомендация), строится целиком на языковом стереотипе, где временные значения полностью устранены: Следует исходить из. ; Необходимо иметь в виду. ; Необходимо указать на. ; Рекомендуется. ; и т.п.

Своеобразно использование глагольных форм времени и в научном тексте, например: «Событие определяется местом, где оно произошло, и временем, когда оно произошло. Часто полезно из соображений наглядности пользоваться воображаемым четырехмерным пространством. В этом пространстве событие изображается точкой. Эти точки называются мировыми точками» (Л.Д. Ландау, Е.М. Лифшиц. Теория поля). Глагольные формы времени указывают в таком тексте на значение постоянства.

  1. Основные выводы

Итак, художественный и нехудожественный тексты, хотя и представляют собой последовательности высказываний, объединенных в межфразовые единства и фрагменты, в сущности своей принципиально различаются – функционально, структурно, коммуникативно. Даже семантическое «поведение» слова в художественном и нехудожественном контексте различно. В нехудожественных текстах слово ориентировано на выражение номинативно-предметного значения и на однозначность, тогда как в художественном тексте осуществляется актуализация скрытых смыслов слова, создающих новое видение мира и его оценку, многоплановость, смысловые наращения. Нехудожественный текст ориентирован на отражение действительности, строго ограниченной законами логической каузальности, художественный текст как принадлежащий искусству свободен от этих ограничений.

Художественный и нехудожественный текст принципиально различаются и своей ориентацией на разные стороны личности читателя, его эмоциональную и интеллектуальную структуру. Художественный текст прежде всего затрагивает эмоциональный строй (души), связан с личными ощущениями читателя – отсюда экспрессивность, эмотивность, настрой на сопереживание; нехудожественный текст апеллирует больше к разуму, интеллектуальному строю личности – отсюда нейтральность выражения и отстраненность от личностно-эмоционального начала.

Пространственный анализ

1) Исследование изменений объектов в про-

странстве; 2) Изучение пространственно-временных за-

кономерностей; 3) Пространственный прогноз, который предлагает варианты развития ситуации.

пространственного анализа — это набор процедур и методов анализа данных объектов, локализованных в пространстве

Наиболее мощным отличием ГИС от прочих информационных систем является возможность пространственного анализа. Это наиболее важные функции ГИС, и от их эффективности напрямую зависит эффективность и полезность самих ГИС. Все множество базовых функций пространственного анализа можно представить в виде совокупности 8 подгрупп.

Определение геометрических характеристик геопространства (измерительные операции):

1) длина прямой между двумя заданными точками;

2) длина кривой между двумя заданными точками;

3) периметр полигона;

4) площадь полигона;

5) кратчайшее расстояние от заданной точки до полигона;

6) кратчайшее расстояние между полигонами.

Определение топологических характеристик геопространства пространственных отношений объектов):

Выполнение булевых операций над объектами:

Построение буферных зон:

Буферная зона, как область, ограниченная эквидистантными линиями, может быть построена при постоянном значении влияния различных факторов (буферизация без взвешивания) либо, в зависимости от влияния какого-либо фактора (буферизация с взвешиванием), вокруг объектов разной пространственной локализации:

1) вокруг точечного объекта (объектов);

2) вокруг линейного объекта (объектов);

3) вокруг площадного объекта (объектов).

Оверлей — топологическое наложение слоев:

1) точки — на точки, на линии, на полигоны;

2) линии — на точки, на линии, на полигоны;

3) полигоны — на точки, на линии, на полигоны.

1) поиск кратчайшего пути между двумя точками сети (по какому-то фактору — например, по расстоянию, по времени, по затраченным ресурсам);

2) выбор оптимального (по разным факторам) маршрута на множестве точек сети (задача коммивояжера);

3) распределение ресурсов и размещение центров сети;

4) поиск ближайшего соседа.

Для решения данных задач требуется сеть, представленная определенным образом. На примере задачи оптимизации движения транспорта сетью является карта дорог. Причем необходима информация о связности отдельных участков между собой. Одним из продуктов, решающий данную задачу, является Network Analyst американской фирмы ESRI.

1) вычисление углов наклона, определение линий стока;

2) определение экспозиции склонов;

3) построение изолиний и генерация профилей заданных сечений;

4) интерполяция высот;

5) определение границ зон видимости/невидимости;

6) моделирование сети тальвегов и водоразделов;

7) вычисление объемов относительно заданной плоскости по модели рельефа;

8) оконтуривание водосборных бассейнов;

9) генерация трехмерных изображений;

10) совмещение трехмерных и двухмерных изображений.

Данный анализ требует трехмерной модели местности. Трехмерная модель местности может быть представлена векторными и (или) матричными данными. Трехмерная векторная модель это электронная карта, содержащая объекты местности с координатным описанием XYH или характеристикой АБСОЛЮТНАЯ ВЫСОТА. В ряде случаев также используются другие характеристики: ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ВЫСОТА, ГЛУБИНА и др. Векторная модель описывает рельеф местности отдельными объектами, чем выше плотность объектов, тем точнее модель местности. Информацию о высоте местности в такой модели можно получить в точке, принадлежащей любому объекту. Для получения информации в точках, расположенных между объектами (другими словами в любой точке местности) применяют матричные модели: GRID и TIN. Эти модели являются производными от векторных данных, их точность напрямую зависит от плотности объектов векторной карты и точность представления информации на ней. Матрица высот рельефа также может быть получена фотограмметрическими методами по стереопаре снимков.

Рис. Трехмерная модель местности.

Анализ пространственного распределения объектов:

3) концентрация или рассредоточенность;

4) связность или бессвязность.

Функции пространственного анализа, реализованные в Arcview, можно сгруппировать следующим образом.

Дата добавления: 2015-04-18 ; просмотров: 11 ; Нарушение авторских прав

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×