Finkurier.ru

Журнал про Деньги
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Денежная система россии 2020

ЦБ опубликовал проект реализации денежно-кредитной политики на 2020-2022 годы

Центробанк России опубликовал проект реализации денежно-кредитной политики в 2020-2022 гг., направив его на одобрение правительством и президентом Владимиром Путиным.

Стандартно регулятор дает три прогноза:

базовый – Центробанк считает его наиболее вероятным с учетом происходящей экономической ситуации;

позитивный – маловероятный, но возможный сценарий развития событий при благоприятных условиях;

рисковый – также маловероятный дополнительный сценарий, учитывающий максимально возможные негативные тенденции.

Вся информация представлена на 148 страницах. ДОЛГ.РФ раскрывает основные положения стратегии ЦБ РФ и показывает, чего стоит ожидать в последующие 3 года.

Базовый сценарий

Какие события и показатели наиболее вероятны для России в 2020-2022 гг. по мнению Банка России?

Во первых, стоимость 1 барреля нефти бренда Urals в последующие 3 года будет продолжать снижаться. Если средняя цена природного ресурса в 2019 году составила 63 долл., то в следующем она вряд ли превысит 55 долл. В 2021-2022 гг. ЦБ РФ не ожидает подъема цены нефти выше 50 долл. за 1 баррель.

Уровень инфляции, как и в 2019 году, регулятор надеется сохранить на уровне в 4 %. При этом денежная масса в обращении ежегодно будет увеличиваться на 7-12 %.

Прогноз по росту валового внутреннего продукта (ВВП) варьируется от 1,5 до 3 % в год. Как и обычно, Центробанк не дает более точные прогнозы по ВВП.

Потребительские расходы, по мнению Банка России, ежегодно будут расти 1,5-2,5 %. Одновременно с этим россияне будут более склонны к накоплению финансовых ресурсов, откладывая на 2,5-4,5 % больше, чем в предыдущих годах. ЦБ РФ ожидает, что к 2020 году уровень потребления также будет расти, поэтому суммарные накопления россиян снизятся, несмотря на увеличение откладываемой суммы. В 2020-2021 гг. граждане будут вести себя более осторожно, крупные покупки будут откладываться до лучших времен.

Уровень экспорта увеличится на 2-3 %, при этом внешняя торговля существенно оживится только к 2022 году. В 2020-2021 гг. ожидается повышение импорта на 3-4 %, но к 2022 году его объемы сократятся за счет выпуска отечественных аналогов.

Кроме того, регулятор ожидает продолжение роста кредитования населения и юридических лиц, но в меньших масштабах, чем в 2018-2019 гг. – по 10-15 % в год вместо 20-22 %.

Позитивный сценарий

Позитивный сценарий в глазах Центробанка выглядит следующим образом:

Стоимость 1 барреля отечественной нефти будет стоить в пределах 65-75 долл.

Уровень инфляции, как и в базовом сценарии, прогнозируется на уровне 4 %, а количество денежных средств в обороте ежегодно будет расти на 8-13 %.

Максимальный прогноз по ВВП – 3 % в год, как и в базовом сценарии. Увеличился лишь минимальный порог: он составит не 1,5 %, а 2 %.

Ожидается рост потребительских расходов на 1,8-2,5 %. На накопления люди будут откладывать на 2,5-5 % больше. Уровень экспорта увеличится на 2,5-3,2 %. Импорт также увеличится на 2,5-4,5 % с постепенным снижением объема зарубежной продукции из-за реализации политики импортозамещения.

Прирост кредитования ожидается на уровне 6-20 % для юридических и физических лиц.

Как видно, позитивный сценарий не сильно отличается от базового. Ключевым критерием отличия стали именно цены на нефть.

Негативный сценарий

Если реализуются негативные тенденции, то Банк России ожидает следующий вид развития экономической ситуации:

Стоимость нефти Urals будет варьироваться от 25 до 35 долл. за 1 баррель.

ЦБ РФ рассчитывает сдержать инфляцию до 3 % в год при реализации негативных тенденций, но не исключает, что она может подскочить до 8 %.

ВВП будет отрицательным (-1,5-2 %), но регулятор, несмотря на негативные факторы, надеется вывести российскую экономику в плюс на 3,5-4,5 % в год к 2022 году.

Потребительские расходы сократятся на 2 %, но впоследствии восстановятся до +4 % в год. Возможности накопления финансовых средств населения урежутся на 14-15 %, но после восстановятся на +8-9 % в год.

Центробанку придется сократить выпуск новых денежных средств в оборот, прирост объема составит около 2-9 % в год.

Спрос на кредиты также снизится — ежегодный прирост будет составлять 4-13 %.

Что это значит?

В среднесрочной перспективе ЦБ РФ продолжает ожидать спад экономического роста в мировом масштабе. Предпосылками к этому выступают новые ужесточения в международной торговле. Из-за этого потребительские настроения в мире будут апатичными, а деловые и инвестиционные отношения не получат должного развития.

Цены на нефть неизбежно снижаются. Это связано с тем, что страны-добытчики в надежде поставить новые рекорды добыли столько «черного золота», сколько не смогут продать в ближайшие несколько лет. Из-за переизбытка природного ресурса на рынках спрос на него падает, что и приводит к снижению стоимости. Для защиты от обвала нефтяных цен соглашение ОПЕК+, скорее всего, продлят, а Венесуэлу и Иран вынудят сократить как объемы добычи, так и экспорта.

Центробанк считает, что в 2020-2022 гг. Евросоюз и США будут смягчать кредитно-денежную политику, стимулируя развитие бизнеса. Также российский регулятор ожидает, что в последующих трех годах американский доллар ослабнет в отношении евро. Геополитические санкции, по мнению Банка России, могут ужесточаться и в дальнейшем, а потому он будет действовать консервативно.

ЦБ РФ будет продолжать требовать соблюдения бюджетного правила, чтобы снизить зависимость России от колебаний нефтяных цен. Планируются инвестиции из Фонда национального благосостояния в надежные инструменты. Влияние на российскую экономику в ближайшие годы окажет изменение акцизов на табачную, алкогольную и топливную продукцию, а также реализация нефтяного маневра в сфере налогообложения.

Особую надежду на укрепление экономики Банк России возлагает на национальный проект, призванный инвестировать в человеческий капитал и обучать специалистов высокого уровня. Также на экономику страны будет позитивно воздействовать поэтапное повышение пенсионного возраста.

Об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов

21 ноября Э. Набиуллина представила в Государственной думе проект Основных направлений еди­ной государственной денежно-кредитной политики, который в результате был одобрен депутатами.

В целом, данный проект продолжает традиции своих предшественников в формулировании целей и задач денежно-кредитной политики. В рамках этого подхода политика Банка России направлена на адаптацию экономики к складывающимся условиям, но сама по себе существенной роли в достиже­нии целей развития страны не играет и играть не должна. Соответственно, единственной целью де­нежно-кредитной политики остается достижение цели по инфляции и ее удержание на этом уровне.

Вместе с тем, возможные положительные последствия таргетирования инфляции, на которые ссылается ЦБ, пока в российской экономике себя не проявили. Так, например, Э. Набиуллина заявила, что «реальные процентные ставки в этих странах после введения инфляционного таргетирования снижаются». Для России данный эффект пока не заметен – за 4 года после перехода к новому режиму реальные процентные ставки существенно выросли и остаются одними из самых высоких в мире. В настоящий момент Россия находится на втором месте среди основных мировых экономик (после Аргентины) по уровню реальной (за вычетом инфляции) ключевой ставки центральногобанка.

Самая существенная проблема принятого документа – в том, что он мало учитывает изменившийся характер процессов, протекающих как в российской, так и в мировой экономике. Более того, многие из этих процессов рассматриваются как факторы риска, хотя в сущности они уже стали характеристиками среды. В этой ситуации от Банка России требуется не только способствовать краткосрочной адаптации экономики, но и создавать условия для ее развития в изменившейся среде .

Некоторыми яркими примерами исключительно адаптационного подхода Банка России к денежно-кредитной политике являются следующие.

§ Главным отличительным параметром сценариев для российской экономики остаются цены на нефть, а политика Банка России в принципе не рассматривается как потенциально проактивная. Безусловно, было бы странным игнорировать этот параметр в условиях российской экономики – плохо то, что он является по сути единственным. Во-первых, цены на нефть крайне сложно прогнозировать, что не позволяет просчитать все возможные варианты изменения ситуации. Во-вторых, построение сценариев в зависимости от цен на нефть делает всю денежно-кредитную политику изначально направленной на подстраивание, адаптацию, а не на активные действия.

§ При любом сценарии, построенном Банком России, ожидается увеличение темпов инфляции в следующем году. Как при базовом сценарии, так и при сценарии неизменных цен на нефть ожидается, что в 2019 г. инфляция составит 5,0-5,5%. Из этого следует вывод о необходимости сохранения определенной жесткости денежно-кредитной политики в следующем году. Таким образом, денежно-кредитная политика определяется исключительно показателем инфляции.

§ Повышение темпов инфляции является следствием немонетарных факторов, однако природа инфляции не оказывает влияния на денежно-кредитную политику Банка России. Сам Банк России указывает, что сильнее всего на ценовую динамику в 2019 г. повлияет повышение НДС. При этом для того , чтобы ограничить масштаб и длительность вторичных эффектов, в частности от повышения НДС, потребуется проводить более жесткую денежно-кредитную политику, чем ожидалось ранее.

Читать еще:  Современная денежная пирамида

В результате получается, что денежно-кредитная политика, проводимая Банком России, фактически определяется не регулятором, а внешними факторами – либо плохо предсказуемыми и крайне волатильными ценами на нефть, либо действиями правительства. В то же время в экономике практически всегда будет сохраняться риск падения цен на нефть и риск инфляционных последствий тех мер, которые принимаются правительством. А значит, в этой логике у Банка России всегда будут аргументы в защиту проведения жесткой денежно-кредитной политики. Более того, вследствие этого политика Банка России при неблагоприятном развитии внешних условий является проциклической, то есть лишь усугубляет их негативное воздействие на экономику.

Опросы населения, на которые ссылается Банк России в своем же документе, показывают, что для населения в текущих условиях на первый план выходят проблемы экономики и низких заработных плат (стр. 67-72 Основных направлений). В то же время Банк России довольно избирательно подходит к интерпретации результатов опросов, постоянно ссылаясь на сохранение высоких инфляционных ожиданий населения как обоснование для поддержания высоких ставок. При этом данные по другим странам показывают, что население в целом склонно давать завышенные оценки роста цен по сравнению с официальными показателями инфляции. Таким образом, использование опросов не является идеальным способом для измерения инфляционных ожиданий.

Банк России должен не уходить от ответственности за развитие российской экономики и за достижение поставленных целей. Безусловно, структурные меры, на которые всегда ссылаются представители ЦБ, крайне необходимы для развития. Однако и Банку России стоило бы видеть свою роль несколько иначе. Во-первых, необходимо расширить цели Банка России, ориентируясь не только на уровень инфляции, но и на экономическое развитие и занятость (создание новых рабочих мест). Во-вторых, необходим переход к проактивной политике Банка России. В частности, первым шагом в этом направлении мог бы стать переход к новому подходу к построению сценариев, при котором определяющим параметром были бы не только цены на нефть, но и различные варианты политики самого Банка России.

21 ноября Э. Набиуллина представила в Государственной думе проект Основных направлений еди­ной государственной денежно-кредитной политики, который в результате был одобрен депутатами.

В целом, данный проект продолжает традиции своих предшественников в формулировании целей и задач денежно-кредитной политики. В рамках этого подхода политика Банка России направлена на адаптацию экономики к складывающимся условиям, но сама по себе существенной роли в достиже­нии целей развития страны не играет и играть не должна. Соответственно, единственной целью де­нежно-кредитной политики остается достижение цели по инфляции и ее удержание на этом уровне.

Вместе с тем, возможные положительные последствия таргетирования инфляции, на которые ссылается ЦБ, пока в российской экономике себя не проявили. Так, например, Э. Набиуллина заявила, что «реальные процентные ставки в этих странах после введения инфляционного таргетирования снижаются». Для России данный эффект пока не заметен – за 4 года после перехода к новому режиму реальные процентные ставки существенно выросли и остаются одними из самых высоких в мире. В настоящий момент Россия находится на втором месте среди основных мировых экономик (после Аргентины) по уровню реальной (за вычетом инфляции) ключевой ставки центральногобанка.

Самая существенная проблема принятого документа – в том, что он мало учитывает изменившийся характер процессов, протекающих как в российской, так и в мировой экономике. Более того, многие из этих процессов рассматриваются как факторы риска, хотя в сущности они уже стали характеристиками среды. В этой ситуации от Банка России требуется не только способствовать краткосрочной адаптации экономики, но и создавать условия для ее развития в изменившейся среде .

Некоторыми яркими примерами исключительно адаптационного подхода Банка России к денежно-кредитной политике являются следующие.

§ Главным отличительным параметром сценариев для российской экономики остаются цены на нефть, а политика Банка России в принципе не рассматривается как потенциально проактивная. Безусловно, было бы странным игнорировать этот параметр в условиях российской экономики – плохо то, что он является по сути единственным. Во-первых, цены на нефть крайне сложно прогнозировать, что не позволяет просчитать все возможные варианты изменения ситуации. Во-вторых, построение сценариев в зависимости от цен на нефть делает всю денежно-кредитную политику изначально направленной на подстраивание, адаптацию, а не на активные действия.

§ При любом сценарии, построенном Банком России, ожидается увеличение темпов инфляции в следующем году. Как при базовом сценарии, так и при сценарии неизменных цен на нефть ожидается, что в 2019 г. инфляция составит 5,0-5,5%. Из этого следует вывод о необходимости сохранения определенной жесткости денежно-кредитной политики в следующем году. Таким образом, денежно-кредитная политика определяется исключительно показателем инфляции.

§ Повышение темпов инфляции является следствием немонетарных факторов, однако природа инфляции не оказывает влияния на денежно-кредитную политику Банка России. Сам Банк России указывает, что сильнее всего на ценовую динамику в 2019 г. повлияет повышение НДС. При этом для того , чтобы ограничить масштаб и длительность вторичных эффектов, в частности от повышения НДС, потребуется проводить более жесткую денежно-кредитную политику, чем ожидалось ранее.

В результате получается, что денежно-кредитная политика, проводимая Банком России, фактически определяется не регулятором, а внешними факторами – либо плохо предсказуемыми и крайне волатильными ценами на нефть, либо действиями правительства. В то же время в экономике практически всегда будет сохраняться риск падения цен на нефть и риск инфляционных последствий тех мер, которые принимаются правительством. А значит, в этой логике у Банка России всегда будут аргументы в защиту проведения жесткой денежно-кредитной политики. Более того, вследствие этого политика Банка России при неблагоприятном развитии внешних условий является проциклической, то есть лишь усугубляет их негативное воздействие на экономику.

Опросы населения, на которые ссылается Банк России в своем же документе, показывают, что для населения в текущих условиях на первый план выходят проблемы экономики и низких заработных плат (стр. 67-72 Основных направлений). В то же время Банк России довольно избирательно подходит к интерпретации результатов опросов, постоянно ссылаясь на сохранение высоких инфляционных ожиданий населения как обоснование для поддержания высоких ставок. При этом данные по другим странам показывают, что население в целом склонно давать завышенные оценки роста цен по сравнению с официальными показателями инфляции. Таким образом, использование опросов не является идеальным способом для измерения инфляционных ожиданий.

Банк России должен не уходить от ответственности за развитие российской экономики и за достижение поставленных целей. Безусловно, структурные меры, на которые всегда ссылаются представители ЦБ, крайне необходимы для развития. Однако и Банку России стоило бы видеть свою роль несколько иначе. Во-первых, необходимо расширить цели Банка России, ориентируясь не только на уровень инфляции, но и на экономическое развитие и занятость (создание новых рабочих мест). Во-вторых, необходим переход к проактивной политике Банка России. В частности, первым шагом в этом направлении мог бы стать переход к новому подходу к построению сценариев, при котором определяющим параметром были бы не только цены на нефть, но и различные варианты политики самого Банка России.

Банк России опубликовал проект основных направлений денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов

30 сентября 2019 года Банк России опубликовал проект Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов. Отмечается, что денежно-кредитная политика нацелена на поддержание ценовой стабильности в российской экономике. Сохранение низкой и стабильной инфляции является важным условием обеспечения благополучия населения, благоприятных условий для развития бизнеса, повышения доступности долгосрочных финансовых ресурсов и доверия к национальной валюте.

В проекте отмечается, что установление количественной цели по инфляции вблизи 4% и устойчивое закрепление инфляции на стабильно низком уровне значительно повышают определенность экономических условий для всех участников экономических отношений и облегчают финансовое и инвестиционное планирование, принятие решений относительно сбережений и заимствований.

В Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов, которые являются стратегическим документом, Банк России разъясняет цели, основные принципы и подходы к проведению денежно-кредитной политики, а также представляет сценарии макроэкономического прогноза на среднесрочную перспективу.

Наряду с неизменностью целей и принципов, преемственностью подходов, ключевое значение для доверия населения и бизнеса к проводимой денежно-кредитной политике и цели по инфляции вблизи 4% имеют последовательные и своевременные меры Банка России, направленные на ее достижение. Инфляция уже достигла исторически минимальных значений за новейшую российскую историю, но при этом инфляционные ожидания участников экономических отношений все еще сохраняются на повышенном уровне и только формируется доверие к цели и мерам денежно-кредитной политики. Лишь при устойчивом сохранении инфляции вблизи 4% она может стать надежным долгосрочным ориентиром.

Читать еще:  Денежная рента это

Согласно проекту, в этих условиях важную роль сыграли упреждающие решения Банка России о повышении ключевой ставки в ответ на действие целого ряда проинфляционных факторов в 2018 году. Это позволило ограничить их влияние на инфляцию, после кратковременного роста — обеспечить устойчивое замедление роста потребительских цен и уже в середине текущего года перейти к снижению ключевой ставки. Годовая инфляция приблизилась к 4% к осени 2019 г. и, по прогнозу Банка России, в дальнейшем будет находиться вблизи 4%. Банк России будет принимать все необходимые меры для закрепления годовой инфляции на цели. Наряду с решениями по ключевой ставке, одним из важнейших инструментов денежно-кредитной политики является коммуникационная политика Банка России, которая значимо влияет как на формирование процентных ставок на финансовом рынке, так и на инфляционные ожидания.

При этом Банк России придает особое значение факторам, которые будут оказывать существенное влияние на развитие российской экономики и динамику инфляции на прогнозном горизонте. В числе внешних факторов — перспективы роста мировой экономики, которые существенно ухудшились на фоне усиления торговых противоречий и действия иных геополитических факторов в 2019 году. Среди внутренних факторов — подходы к проведению бюджетной политики, в том числе к использованию ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх 7% ВВП. При этом темпы и структура экономического роста на трехлетнем горизонте, а также характер влияния экономической динамики на инфляцию будут в значительной мере зависеть от хода реализации национальных проектов и эффектов других структурных мер. Эти внутренние и внешние факторы учтены Банком России как при расчете базового сценария прогноза, оценке рисков для него, так и при подготовке дополнительных сценариев.

В документе подчеркнуто, что при формировании взгляда на среднесрочную перспективу Банк России также учитывает, что экономическому развитию и повышению действенности трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики будут способствовать меры Банка России по развитию финансового рынка, повышению доступности финансовых ресурсов, инструментов и услуг, поддержанию устойчивости финансового сектора в целом. При этом в последующие годы устойчивое повышение темпов роста российской экономики, основанное на внутренних источниках развития, возможно только при координации действий всех органов власти, объединении усилий частного и государственного секторов на всех уровнях, а также улучшении делового климата, неотъемлемым элементом которого является ценовая стабильность.

С полной версией проекта Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов можно ознакомиться на сайте Банка России.

Об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов

21 ноября Э. Набиуллина представила в Государственной думе проект Основных направлений еди­ной государственной денежно-кредитной политики, который в результате был одобрен депутатами.

В целом, данный проект продолжает традиции своих предшественников в формулировании целей и задач денежно-кредитной политики. В рамках этого подхода политика Банка России направлена на адаптацию экономики к складывающимся условиям, но сама по себе существенной роли в достиже­нии целей развития страны не играет и играть не должна. Соответственно, единственной целью де­нежно-кредитной политики остается достижение цели по инфляции и ее удержание на этом уровне.

Вместе с тем, возможные положительные последствия таргетирования инфляции, на которые ссылается ЦБ, пока в российской экономике себя не проявили. Так, например, Э. Набиуллина заявила, что «реальные процентные ставки в этих странах после введения инфляционного таргетирования снижаются». Для России данный эффект пока не заметен – за 4 года после перехода к новому режиму реальные процентные ставки существенно выросли и остаются одними из самых высоких в мире. В настоящий момент Россия находится на втором месте среди основных мировых экономик (после Аргентины) по уровню реальной (за вычетом инфляции) ключевой ставки центральногобанка.

Самая существенная проблема принятого документа – в том, что он мало учитывает изменившийся характер процессов, протекающих как в российской, так и в мировой экономике. Более того, многие из этих процессов рассматриваются как факторы риска, хотя в сущности они уже стали характеристиками среды. В этой ситуации от Банка России требуется не только способствовать краткосрочной адаптации экономики, но и создавать условия для ее развития в изменившейся среде .

Некоторыми яркими примерами исключительно адаптационного подхода Банка России к денежно-кредитной политике являются следующие.

§ Главным отличительным параметром сценариев для российской экономики остаются цены на нефть, а политика Банка России в принципе не рассматривается как потенциально проактивная. Безусловно, было бы странным игнорировать этот параметр в условиях российской экономики – плохо то, что он является по сути единственным. Во-первых, цены на нефть крайне сложно прогнозировать, что не позволяет просчитать все возможные варианты изменения ситуации. Во-вторых, построение сценариев в зависимости от цен на нефть делает всю денежно-кредитную политику изначально направленной на подстраивание, адаптацию, а не на активные действия.

§ При любом сценарии, построенном Банком России, ожидается увеличение темпов инфляции в следующем году. Как при базовом сценарии, так и при сценарии неизменных цен на нефть ожидается, что в 2019 г. инфляция составит 5,0-5,5%. Из этого следует вывод о необходимости сохранения определенной жесткости денежно-кредитной политики в следующем году. Таким образом, денежно-кредитная политика определяется исключительно показателем инфляции.

§ Повышение темпов инфляции является следствием немонетарных факторов, однако природа инфляции не оказывает влияния на денежно-кредитную политику Банка России. Сам Банк России указывает, что сильнее всего на ценовую динамику в 2019 г. повлияет повышение НДС. При этом для того , чтобы ограничить масштаб и длительность вторичных эффектов, в частности от повышения НДС, потребуется проводить более жесткую денежно-кредитную политику, чем ожидалось ранее.

В результате получается, что денежно-кредитная политика, проводимая Банком России, фактически определяется не регулятором, а внешними факторами – либо плохо предсказуемыми и крайне волатильными ценами на нефть, либо действиями правительства. В то же время в экономике практически всегда будет сохраняться риск падения цен на нефть и риск инфляционных последствий тех мер, которые принимаются правительством. А значит, в этой логике у Банка России всегда будут аргументы в защиту проведения жесткой денежно-кредитной политики. Более того, вследствие этого политика Банка России при неблагоприятном развитии внешних условий является проциклической, то есть лишь усугубляет их негативное воздействие на экономику.

Опросы населения, на которые ссылается Банк России в своем же документе, показывают, что для населения в текущих условиях на первый план выходят проблемы экономики и низких заработных плат (стр. 67-72 Основных направлений). В то же время Банк России довольно избирательно подходит к интерпретации результатов опросов, постоянно ссылаясь на сохранение высоких инфляционных ожиданий населения как обоснование для поддержания высоких ставок. При этом данные по другим странам показывают, что население в целом склонно давать завышенные оценки роста цен по сравнению с официальными показателями инфляции. Таким образом, использование опросов не является идеальным способом для измерения инфляционных ожиданий.

Банк России должен не уходить от ответственности за развитие российской экономики и за достижение поставленных целей. Безусловно, структурные меры, на которые всегда ссылаются представители ЦБ, крайне необходимы для развития. Однако и Банку России стоило бы видеть свою роль несколько иначе. Во-первых, необходимо расширить цели Банка России, ориентируясь не только на уровень инфляции, но и на экономическое развитие и занятость (создание новых рабочих мест). Во-вторых, необходим переход к проактивной политике Банка России. В частности, первым шагом в этом направлении мог бы стать переход к новому подходу к построению сценариев, при котором определяющим параметром были бы не только цены на нефть, но и различные варианты политики самого Банка России.

21 ноября Э. Набиуллина представила в Государственной думе проект Основных направлений еди­ной государственной денежно-кредитной политики, который в результате был одобрен депутатами.

В целом, данный проект продолжает традиции своих предшественников в формулировании целей и задач денежно-кредитной политики. В рамках этого подхода политика Банка России направлена на адаптацию экономики к складывающимся условиям, но сама по себе существенной роли в достиже­нии целей развития страны не играет и играть не должна. Соответственно, единственной целью де­нежно-кредитной политики остается достижение цели по инфляции и ее удержание на этом уровне.

Читать еще:  Денежный вексель это

Вместе с тем, возможные положительные последствия таргетирования инфляции, на которые ссылается ЦБ, пока в российской экономике себя не проявили. Так, например, Э. Набиуллина заявила, что «реальные процентные ставки в этих странах после введения инфляционного таргетирования снижаются». Для России данный эффект пока не заметен – за 4 года после перехода к новому режиму реальные процентные ставки существенно выросли и остаются одними из самых высоких в мире. В настоящий момент Россия находится на втором месте среди основных мировых экономик (после Аргентины) по уровню реальной (за вычетом инфляции) ключевой ставки центральногобанка.

Самая существенная проблема принятого документа – в том, что он мало учитывает изменившийся характер процессов, протекающих как в российской, так и в мировой экономике. Более того, многие из этих процессов рассматриваются как факторы риска, хотя в сущности они уже стали характеристиками среды. В этой ситуации от Банка России требуется не только способствовать краткосрочной адаптации экономики, но и создавать условия для ее развития в изменившейся среде .

Некоторыми яркими примерами исключительно адаптационного подхода Банка России к денежно-кредитной политике являются следующие.

§ Главным отличительным параметром сценариев для российской экономики остаются цены на нефть, а политика Банка России в принципе не рассматривается как потенциально проактивная. Безусловно, было бы странным игнорировать этот параметр в условиях российской экономики – плохо то, что он является по сути единственным. Во-первых, цены на нефть крайне сложно прогнозировать, что не позволяет просчитать все возможные варианты изменения ситуации. Во-вторых, построение сценариев в зависимости от цен на нефть делает всю денежно-кредитную политику изначально направленной на подстраивание, адаптацию, а не на активные действия.

§ При любом сценарии, построенном Банком России, ожидается увеличение темпов инфляции в следующем году. Как при базовом сценарии, так и при сценарии неизменных цен на нефть ожидается, что в 2019 г. инфляция составит 5,0-5,5%. Из этого следует вывод о необходимости сохранения определенной жесткости денежно-кредитной политики в следующем году. Таким образом, денежно-кредитная политика определяется исключительно показателем инфляции.

§ Повышение темпов инфляции является следствием немонетарных факторов, однако природа инфляции не оказывает влияния на денежно-кредитную политику Банка России. Сам Банк России указывает, что сильнее всего на ценовую динамику в 2019 г. повлияет повышение НДС. При этом для того , чтобы ограничить масштаб и длительность вторичных эффектов, в частности от повышения НДС, потребуется проводить более жесткую денежно-кредитную политику, чем ожидалось ранее.

В результате получается, что денежно-кредитная политика, проводимая Банком России, фактически определяется не регулятором, а внешними факторами – либо плохо предсказуемыми и крайне волатильными ценами на нефть, либо действиями правительства. В то же время в экономике практически всегда будет сохраняться риск падения цен на нефть и риск инфляционных последствий тех мер, которые принимаются правительством. А значит, в этой логике у Банка России всегда будут аргументы в защиту проведения жесткой денежно-кредитной политики. Более того, вследствие этого политика Банка России при неблагоприятном развитии внешних условий является проциклической, то есть лишь усугубляет их негативное воздействие на экономику.

Опросы населения, на которые ссылается Банк России в своем же документе, показывают, что для населения в текущих условиях на первый план выходят проблемы экономики и низких заработных плат (стр. 67-72 Основных направлений). В то же время Банк России довольно избирательно подходит к интерпретации результатов опросов, постоянно ссылаясь на сохранение высоких инфляционных ожиданий населения как обоснование для поддержания высоких ставок. При этом данные по другим странам показывают, что население в целом склонно давать завышенные оценки роста цен по сравнению с официальными показателями инфляции. Таким образом, использование опросов не является идеальным способом для измерения инфляционных ожиданий.

Банк России должен не уходить от ответственности за развитие российской экономики и за достижение поставленных целей. Безусловно, структурные меры, на которые всегда ссылаются представители ЦБ, крайне необходимы для развития. Однако и Банку России стоило бы видеть свою роль несколько иначе. Во-первых, необходимо расширить цели Банка России, ориентируясь не только на уровень инфляции, но и на экономическое развитие и занятость (создание новых рабочих мест). Во-вторых, необходим переход к проактивной политике Банка России. В частности, первым шагом в этом направлении мог бы стать переход к новому подходу к построению сценариев, при котором определяющим параметром были бы не только цены на нефть, но и различные варианты политики самого Банка России.

Современная денежная система России

Денежная система представляет собой определенное устройство денежного обращения в отдельно взятом государстве. Обычно денежная система складывается в процессе становления государства и закрепляется в его национальном законодательстве своей.

Современная денежная система может быть:

  • Системой обращения денежных знаков с использованием в качестве платежных инструментов кредитных и бумажных денег.
  • Системой металлического обращения с использованием в качестве платежных средств драгоценных металлов.

В свою очередь, система металлического денежного обращения может иметь монометаллический или биметаллический характер. Денежная система России относится к типу биметаллической. Базой для современной денежной системы России являются неразменные на золото деньги. В качестве официальной денежной единицей Российской Федерации выступает российский рубль, который равен 100 копейкам. При этом, согласно законодательству, не регламентируется официальное соотношение между денежной единицей (рублем) и драгоценными металлами (в первую очередь, золотом). Полномочия по изъятию наличных денежных средств или их эмиссии принадлежат Банку России, на который возложена вся ответственность за процесс их обращения в экономике.

В Российской Федерации платежи могут осуществляться не только через перечисление наличных денег, но и безналичным путем. Последний способ является на сегодня преобладающим вцелом по экономике. Суммарный объем всех платежей, осуществленных любым законным способом, составляет денежный оборот Российской Федерации, который подразумевает товарный и нетоварный оборот и перераспределительные операции.

Платежный оборот – это суммарная совокупность всех платежей, которые были совершены с использованием наличных денег и безналичных денег. Речь идет о заработной плате, покупке ценных бумаг, налоговых сборах, покупке лотерейных билетов и прочих платежах. Безналичный денежный оборот представляет собой долю общего денежного оборота, которая приходится на операции, связанные с записями по банковским счетам и зачетами встречных требований. В большинстве развитых экономик этот показатель превышает 93%, однако в России он значительно ниже.

Налично-денежный оборот – это доля суммарного денежного оборота страны, которая подразумевает использование наличных денег как средства платежей. Иными словами, это весь объем платежей, которые были совершены наличными деньгами за конкретный период времени (месяц, квартал, год). При этом основной сферой осуществления наличных платежей являются: расчеты учреждений, организаций, компаний и предприятий с населением, товарно-денежный обмен между гражданами на продуктовых или товарных рынках, расчеты граждан с банками в рамках кредитных программ. Организация налично-денежного обращения в Российской Федерации отражена на схеме ниже:

Недавно проведенный анализ динамики главных микро- и макроэкномических показателей за последние годы продемонстрировал, что обеспечение стабильного экономического роста неразрывно связано с решением проблемы соответствия денежной массы всем потребностям экономии страны. Для этого следует четко определить объемы денежных средств, которые требуются для обеспечения экономического роста. И именно здесь кроется главный парадокс, который заключается в следующем. Для того, чтобы товарно-денежная система в России была сбалансирована, в обращение следует запустить такой объем денежной массы, который будет соответствовать суммарной стоимости всех товаров и услуг. Однако если увеличить объем денежно массы в обороте, то, согласно законам экономики, быстро начнет формироваться гиперинфляционная спираль.

Если поступить обратным образом и резко ограничить поступление денежных средств в обращение, показатели инфляции будут низкими, но производство переживет глубокий спад. В последние годы российское Правительство принимало различные меры для достижения экономического роста и реформации денежно-кредитной системы страны. В частности, эмиссию использовали для замедления производственного спада, а ограничение денежных вливаний – для снижения инфляции. Результатом этого стало изменение масштаба цен в 10 000 раз (по сравнению с советским периодом).

Очевидно, что стагфляция (рост денежной массы при спаде производства) будет наблюдаться до тех пор, пока не будет ограничен рост цен на продукцию монопольных компаний. Второй вариант решения проблемы – формирование здоровой конкурентной среды, которое требует серьезных усилий на протяжении 50-100 лет. Именно поэтому Правительство Российской Федерации и Банк России в качестве основных мер по стимулированию экономики рассматривает проведение обдуманной ценовой политики с исключением самопроизвольного роста цен в монополизированных секторах рынка.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×